Первая женщина-президент в истории Молдовы

0
(0)

Майя Санду — первой женщина-президент Молдовы, одержавшая блестящую победу на воскресных выборах.

Согласно предварительным подсчётам Центрального избирательного комитета (ЦИК) Молдовы, Санду набрала 57,7 % голосов, в то время как действующий президент Игорь Додон — 42,3 %. В прошлом экономист Всемирного банка, Санду главными темами своей кампании сделала борьбу с коррупцией, привлечение инвестиций в одну из беднейших стран Европы, реформу судебной системы, а также пообещала сделать прозрачной полную скандалов политику Молдовы.

Это была вторая дуэль этих кандидатов. Связанный с «Партией социалистов» (ПСРМ) Додон стал президентом в 2016 году, едва обойдя Санду с пятипроцентным отрывом. Хвастаясь поддержкой Москвы [анг], в этот раз Додон пообещал «стабильность» и выступил за укрепление экономических связей с Россией. Санду, лидера партии «Действие и солидарность» (ДИС), считают более проевропейским кандидатом.

Иностранные наблюдатели обычно смотрят на выборы в Молдове через призму геополитики, даже скорее борьбы цивилизаций. Для них это выбор между Россией и Европой. Однако для многих избирателей куда важнее экономика. У страны в любом случае тесные связи с обеими сторонами: с ЕС Молдова ведёт больше всего торговли, подписав в 2014 году Соглашение об ассоциации с Европейским союзом; в то же время военные силы и деньги России гарантируют статус-кво в Приднестровье — самопровозглашённой республике, занимающей территорию вдоль левого берега Днестра.

Сотни тысяч молдован уезжают на восток, а ещё больше — на запад, в поисках экономических перспектив, которые их страна им дать не может. В Молдове, одном из мировых лидеров по депопуляции, голоса граждан за рубежом очень влияют на результаты выборов.

За Санду проголосовали более 948 000 избирателей, что стало рекордным количеством голосов в поддержку кандидата за всю историю Молдовы. Многие из этих голосов принадлежали молдованам, живущим за рубежом, в частности в ЕС. Эти кадры с избирательного участка в Германии показывают, что эмигранты не забывают голосовать, когда речь идёт о политике на родине:

Избирательный участок в Германии: очередь молдован, желающих сегодня проголосовать во втором туре президентских выборов. Выбор между пророссийским действующим президентом и его проевропейским оппонентом.

Президентская схватка обрела новые краски благодаря размаху недавних политических беспорядков в Молдове.

С молчаливого согласия высокопоставленных политиков, в 2014 году из трёх местных банков «выкачали» миллиард долларов. Скандал возмутил общественность [анг] и привёл к краху правления бывшего премьер-министра Владимира Филата [анг], одного из самых влиятельных людей в стране. С того момента в политике Молдовы главную роль стал играть олигарх Владимир Плахотнюк. Цепочка формально проевропейских коалиционных правительств, ведомых демократической партией (ДПМ) Плахотнюка, столкнулась с пророссийской ПСРМ и группой проевропейских партий, настроенных против Плахотнюка, одну из которых возглавляла Санду. К 2018 году ЕС объявил [анг] Молдову страной, «ведомой олигархическими интересами».

После безрезультатных парламентских выборов [анг] прошлой весной, власть Плахотнюка свергли и он сбежал из страны; оставшиеся ПСРМ и Санду сформировали правительственное единство для проведения «деолигархизации». Санду несколько месяцев занимала должность премьер-министра [анг], пока и это правительство не пало в прошлом ноябре из-за вотума недоверия от ПСРМ и нескольких оставшихся членов парламента от ДПМ.

Второй срок для Додона мог стать шансом для ПСРМ укрепить и без того значительное влияние на политику Молдовы.

Если победа Санду и станет препятствием к этой цели, это препятствие может оказаться не таким уж непреодолимым. За некоторым исключением — например, назначением премьер-министра и созывом национальных референдумов, — президентство в Молдове, по большей части, должность церемониальная. Однако это высокая позиция, которая позволяет президенту задавать тон политических дискуссий. Если эти действия будут идти в противовес правительственной политике, президент может быстро оказаться головной болью действующей исполнительной власти — это ощутила на себе коалиция ДПМ после выборов Додона.

«Победа Майи Санду — это двойная месть: за вытесненное правительство 2019 года и за проигранные выборы 2016 года. Успех Санду ни в коем случае нельзя воспринимать как абсолютную поддержку её политической программы. Львиная доля избирателей любит и поддерживает её и её партию, но небольшая часть людей проголосовала против Игоря Додона и предпочитает других кандидатов вместо Санду, таких как Ренато Усатого и Илана Шора», — объясняет Дионис Ченуса, молдавский политический аналитик из Института политических исследований при Университете имени Юстуса Либиха в Гисене.

«Если вкратце, голоса за Майю Санду во втором туре не равны её реальному рейтингу сегодня. Однако это может измениться, если её президентство принесёт хорошие результаты», — пояснил Ченуса GlobalVoices.

Таким образом, Санду поддерживают люди разных взглядов, в том числе её соперники из первого тура, либерал Андрей Нэстасе и правоцентристский политик Дориа Киртоакэ, политика которых направлена на объединение с соседней Румынией — позиция, которую ненавидят многие пророссийские избиратели.

Появился и ещё один неожиданный союзник. Ренато Усатый [анг], мэр второго по величине молдавского города Бельцы, набрал 10 % голосов в первом туре. Усатый возглавляет «Нашу партию», пророссийскую популистскую оппозиционную группу, которая отчасти делит электорат с Додоном. Но когда Усатый не прошёл во второй тур, он призвал своих сторонников голосовать «против Додона».

Наряду с нависшей угрозой COVID-19 участие Усатого сильно отличило эти выборы от президентской гонки 2016 года. Однако многое осталось прежним, особенно тезисы выступлений кандидатов.

В ходе обеих кампаний кандидаты обвиняли соперника в коррупции. Известный политик из партии ПСРМ Богдан Цырдя предположил, что сторонники Санду и ведущие независимые СМИ были агентами филантропа-миллиардера Джорджа Сороса, в то время как кампания Санду обратила внимание общественности на тайно записанную встречу между Додоном и Плахотнюком в июне 2019 года.

Предвыборные материалы Додона вызвали реальные опасения у молдавских избирателей по поводу «оптимизации» — сокращении государственного сектора — которую поддерживает политика Санду. Однако превалировал тон культурной войны: листовки заявляли, что выбор Санду приведёт к падению статуса русского языка в Молдове, запрету на общественные празднования победы Советского Союза над нацистской Германией и подрыву христианских православных ценностей путём легализации однополых браков. «Молдове есть что терять!» — провозглашали они.

Это вынудило Санду 12 ноября записать русскоязычное видео на Facebook, в котором она опровергла все эти обвинения.

Додон заявил о крупной фальсификации выборов, но принял их результаты. У него теперь не осталось другого выхода: 16 ноября российский президент Владимир Путин поздравил Санду с победой на выборах.

В недавних интервью, например телеканалу «Дождь», Санду подчеркнула своё желание сохранить тесные связи с Россией, несмотря на возобновление Соглашения об ассоциации с ЕС. По её словам, ключевым приоритетом в отношениях с Москвой является восстановление экспорта из Молдовы в Россию, который был приостановлен из-за ухудшения отношений между странами в последние несколько лет.

Владимир Соловьев, бывший корреспондент газеты «Коммерсант» по Молдове, пишет для «Московского центра Карнеги», что, возможно, Кремль даже найдёт с Санду общий язык. Журналист допускает, что Россия в последние годы почивала на лаврах, наблюдая со стороны, как непопулярные проевропейские правительства разрушали веру рядовых молдаван в ЕС. Однако он отмечает, что пока Россия возложила все надежды на одного политика, Брюссель начал широкую программу для завоевания потерянного доверия, ремонтируя дороги и перестраивая школы. И несмотря на предполагаемую помощь кремлёвских политтехнологов [анг] Додону, туманный призыв против перемен не стал достаточно привлекательным.

Символизм победы Санду необычен, особенно если принять во внимание тот факт, что она столкнулась с сексистскими высказываниями [рум], распространением ложных сведений о её личной жизни и критикой от религиозных деятелей за то, что она не замужем после сорока. Есть надежда, что первая женщина-президент Молдовы задаст новый тон равноправия в общественной жизни — символизм её позиции уж точно предоставит ей такую возможность.

Особенно важно то, что новая роль позволит Санду объявить внеочередные парламентские выборы, что она уже назвала приоритетом [анг]. Тогда ставки поднимутся ещё выше.

How useful was this post?

Click on a star to rate it!

Average rating 0 / 5. Vote count: 0

No votes so far! Be the first to rate this post.

We are sorry that this post was not useful for you!

Let us improve this post!

Tell us how we can improve this post?

Аватар

Author: Sergey Sodel

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *