COVID-19 сделал медицину недоступной для многих в Грузии

0
(0)

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Эта статья первоначально появилась на OC Media [анг]. Она публикуется здесь с разрешения автора, отредактирована в соответствии со стилем GV.

Границы Грузии остаются закрытыми с 18 марта в связи с COVID-19, за редкими исключениями. Опросы показывают, что доход средней семьи сократился почти вдвое, и что те, кто непосредственно зависел от индустрии туризма, теперь стоят перед трудным выбором: либо экономить деньги за счёт своего здоровья, либо брать в долг, чтобы позволить себе необходимые лекарства.

Упадок туризма внёс серьёзные изменения в жизнь 59-летней Кэти. Хостел, где она трудилась уборщицей, закрылся; владелец, который является иностранным гражданином, уехал и не планирует возобновлять работу в этом году.

Зарплата Кэти составляла 20 лари (6,50 американских долларов) в день при шестидневной рабочей неделе. Когда Кэти была уволена, её семья потеряла половину своего дохода.

«Мой муж на пенсии и получает 220 лари (71 американский доллар) в месяц, а моя дочь работает на пределе физических возможностей три-четыре дня [в неделю] в супермаркете; поэтому она не получает больше 300 лари в месяц».

София, дочь Кэти, не может долго сидеть или стоять после операции на колене два года назад и нуждается в дорогостоящем лечении. Врач сказал ей, что операция окажется совершенно бессмысленной, если София не будет делать инъекции в колено.

Кэти целыми днями искала «Артрум» — нестероидный противовоспалительный препарат. Она не смогла его найти и обратилась к врачу, который пояснил, что грузинские аптеки это средство не продают и что ей следует поискать в специальной аптеке для спортсменов, единственном дистрибьютере.

Один укол «Артрум» стоит 800 лари — 80 % от дохода семьи. Кэти всё ещё покупала препарат, потому что хотела, чтобы её дочь могла двигаться.

Теперь, два года спустя, другое колено Софии тоже начало болеть из-за повышенного давления, и ей также необходимы инъекции. «Доктор велел нам найти кого-нибудь за границей, кто мог бы привезти нам лекарство».

Сначала Кэти попыталась заказать уколы. Но вместе со страховкой и доставкой это будет стоить столько же, сколько и в Грузии.

Наконец, София обратилась к подруге в Италии, которая, в свою очередь, нашла женщину-иммигрантку, покупающую препарат у своего врача за 100 евро (120 американских долларов).

Они приобрели два укола в декабре прошлого года — каждый из них обошёлся Кэти в 310 лари. Теперь она будет покупать его за 343 лари, а для Кэти каждая копейка важна: «Это всё ещё огромная для нас сумма денег, но я знала, что, по крайней мере, таким образом могу сэкономить на процедуре инъекции и такси [в больницу и из больницы]. Я начинаю копить деньги на следующий укол сразу же после покупки».

«Старики, вроде меня, никому не нужны»

Сотрудники онлайн-платформы OC Media консультировались с хирургом-ортопедом Георгием Кварацхелией в Первой университетской клинике Тбилиси. Он подтверждает, что «Артрум», который назначается как в профилактических целях, так и послеоперационно, является одним из дорогостоящих суставных средств и ввозится из-за рубежа.

София должна использовать «Артрум», по крайней мере, в течение пяти лет. Но кроме того, ей прописывают «Глювилекс ультра», добавку для суставов. «Полмесяца снабжения стоит 53 лари — за два месяца это больше 200 лари. Я понятия не имею, где теперь взять деньги, но я бы предпочла есть меньше хлеба, но покупать необходимые лекарства».

У Софии часто бывают и другие проблемы со здоровьем, связанные с коленями, — например, воспаление связок лодыжки прошлой зимой. У мужа Кэти тоже проблемы с тазовыми суставами. В целом, по подсчётам Кэти, регуляторы давления для неё и её мужа, лекарства для Софии стоят около 170 лари (55 американских долларов) в месяц.

В условиях кризиса, связанного с пандемией, Кэти потеряла надежду найти работу: «Старики, вроде меня, никому не нужны. У меня есть один год, пока я не получу пенсию, но для меня даже этот год является долгим сроком. Я могла бы работать в таких местах, как бары и хостелы, но в нынешних условиях это невозможно».

Кэти подала заявку на участие в государственной программе помощи в связи с COVID-19, но не получила разрешения: «Я была оформлена неофициально, получала деньги наличными. Возможно, причина в этом».

«До марта возрождения туризма не предвидится»

Ана Теймуразишвили, внештатный гид и член Ассоциации гидов Грузии, также потеряла свой доход из-за закрытия границ. С тех пор она изо всех сил пытается найти возможность купить лекарства для своей пожилой матери: «Мне пришлось отнести свои драгоценности в ломбард, чтобы купить медикаменты. Ассоциация помогла мне и дала 150 лари (49 американских долларов), когда не было денег, потом я отнесла свои драгоценности в ломбард, позже просила у друзей, так что сейчас у меня много долгов. Но, по крайней мере, мне есть чем заняться. Мои коллеги потеряли весь этот доход».

Родственница Аны арендовала небольшой киоск с едой и напитками возле Черепашьего озера в Тбилиси, где Ана теперь работает с полудня до 01:00. Они открылись меньше месяца назад, и поэтому пока не знают точно, сколько денег это принесёт: «Сейчас единственное, к чему я стремлюсь, — платить за квартиру и заботиться о матери, не обременяя себя долгами».

Матери Аны каждый месяц прописывали препарат «Эликвис», разжижающий кровь. Это жизненно важно для неё, так как у неё высокий риск тромбоза.

Ана привозила его из-за границы, потому что полуторамесячная доза была дешевле, чем месячная доза в Грузии. Она не знала, что в Грузии существует программа «Эликвис», пока подруга не рассказала ей. Однако даже с правительственными субсидиями Ана вряд ли может себе это позволить. «Два месяца назад цена была 72 лари, а теперь 78», — говорит она.

Нино Хунашвили, заведующая кардиологическим отделением Первой университетской клиники, описала «Эликвис» как мощное и эффективное разжижающее средство для крови, которое часто назначают в Грузии. «Это недешёвое лекарство, и все медикаменты этой группы стоят дорого», — пояснила она OC Media.

Журналисты OC Media побывали в нескольких грузинских аптеках, интересуясь «Эликвисом». Лекарство выдаётся по рецепту врача и доставляется из Турции три недели, так как в Грузии его нет.

В общей сложности лекарства матери Аны стоят около 400 лари в месяц; её пенсия покрывает только половину этой суммы.

Ана сомневается, что сможет вернуться к своей профессии в ближайшее время. По её словам, большинство иностранных туристов были русскими или русскоговорящими, и даже если бы границы открылись, всё равно остались бы вопросы по поводу безопасности.

«Возрождения туризма не предвидится до марта следующего года, а до тех пор люди вроде меня, которым за пятьдесят, останутся ни с чем. Никто не нанимает моё поколение».

Когда Ана обратилась за неотложной помощью, там не было категории для туристических гидов: «Правительство не видит никого в туристической индустрии, кроме отеля и туроператора, — говорит она. — Нет никакого смысла объявлять себя “зеленой зоной” для путешествий. Этот кризис не только в Грузии. Армения и Азербайджан находятся в худшем состоянии. Люди приезжают сюда не только ради Грузии».

How useful was this post?

Click on a star to rate it!

Average rating 0 / 5. Vote count: 0

No votes so far! Be the first to rate this post.

We are sorry that this post was not useful for you!

Let us improve this post!

Tell us how we can improve this post?

Аватар

Author: Sergey Sodel

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *