Всё больше белорусских предприятий объявляют забастовку в поддержку протестующих

0
(0)

[Прим. ред.: оригинал этой статьи вышел 13 августа, материал может не отражать текущую ситуацию.]

В условиях, сложившихся в Беларуси, участие в протестных акциях — смелый поступок. ОМОН учинил жестокую расправу над мирными гражданами; было задержано более шести тысяч человек. Белорусы выступают против сомнительных результатов выборов 9 августа 2020 года, согласно которым Александр Лукашенко, находящийся у власти с 1994 года, был переизбран на шестой срок. Люди ставят под сомнение то, что Лукашенко набрал 80% голосов, в то время как его соперница Светлана Тихановская, с тех пор бежавшая в соседнюю Литву, заручилась поддержкой лишь 10% избирателей. За время протестов погибло по меньшей мере два человека. ИВС переполнены, а в адрес сотрудников звучат небезосновательные обвинения в насилии и применении пыток к задержанным.

Смелым поступком также можно назвать участие в забастовках, так как в Беларуси существуют строгие ограничения на проведение коллективных трудовых протестов. В своем недавнем заявлении [анг]  о ситуации в Беларуси Международная конфедерация профсоюзов (МКП) отметила, что в стране фактически «отсутствуют гарантии трудовых прав». Однако белорусских рабочих это не останавливает. Первые волнения начались 10 августа на крупном металлургическом заводе в городе Жлобине. В этот же день в Telegram-канале «Мая краiна Беларусь» («Моя страна Беларусь») появились обращения к рабочим, призывающие их потребовать от руководства поддержать проведение новых выборов и помочь остановить произвол правоохранительных органов.

В последующие дни забастовки распространились по всей стране и затронули различные области промышленности. В Минске водители троллейбусов отказались выходить на работу после информации о ранении одного из их сослуживцев. Работники Жабинковского сахарного завода и Минского тракторного завода также объявили забастовку.

Тем временем власти не оставались безучастными. Рядом с несколькими зданиями были замечены милицейские машины и автозаки. Последовали аресты. 11 августа бывшего главу Белорусского независимого профсоюза горняков и химиков Николая Зимина и председателя Независимого профсоюза горняков Максима Середу суд города Солигорска, где объявили забастовку шахтеры, приговорил к нескольким дням ареста. Недавно Лукашенко назвал участников демонстраций «овцами» и «провокаторами», финансируемыми из-за границы. На встрече 12 августа он заявил, что протестующие — это люди с «криминальным прошлым» и безработные:

Основа всех этих так называемых протестующих – люди с криминальным прошлым и сегодня безработные. Нет работы, значит, «гуляй дядя по улицам и проспектам». Поэтому я по-хорошему прошу и предупреждаю всех: устроиться [надо] на работу тем, кто не работает.

Однако похоже, что многие рабочие смотрят на проблему иначе. И хотя официальные данные показывают, что большинство профсоюзов служат интересам властей, в Беларуси всё же есть независимое профсоюзное движение, представленное Белорусским конгрессом демократических профсоюзов (БКДП). Несмотря на пережитые репрессии и угрозы, их представители до сих пор присутствуют на некоторых предприятиях. 12 августа исполнительный комитет БКДП опубликовал громогласное заявление, где четко обозначил свою позицию:

Белорусский народ не признал Лукашенко законно избранным президентом и повсеместно в стране начались массовые акции протеста. Захвативший власть правящий режим с жестокостью, шокировавшей весь мир, учиняет расправы над участниками мирных акции протеста. Невиданная жестокость силовых структур повлекла за собой человеческие жертвы.

Мы требуем немедленного прекращения репрессий, расправ и убийств граждан страны, незамедлительного освобождения всех незаконно задержанных, закрытия всех уголовных дел, связанных с участием в массовых акциях протеста, освобождения всех политзаключенных.

Забастовки, которые уже происходят в стране, показывают растущую политическую активность рабочих. Режим, незаконно удерживающий власть, ведет страну к экономическому коллапсу: банкротству и закрытию предприятий, потере рабочих мест, нищете народа.

В обращении не было призывов к забастовкам, так как это могло спровоцировать массовые увольнения. Стоит также отметить, что забастовочное движение в Беларуси несколько отличается от традиционного понимания концепции «забастовка» (в самом узком смысле этого слова). Так, белорусские рабочие требуют, чтобы их руководители от имени всего предприятия признали правительство Лукашенко нелегитимным.

Действия рабочих имеют огромную политическую значимость в таких странах, как Беларусь, где зафиксирован один из самых высоких в мире уровней занятости в государственным секторе. В отличие от России, в Беларуси не было «шоковой терапии» 1990-х годов, сопровождавшейся приватизацией промышленного сектора. В результате, многие из системообразующих предприятий так и остались в государственной собственности. Обеспечив сравнительно высокую социальную стабильность, Лукашенко получил признание народа, хотя и установил в стране авторитарный режим. Однако за последние несколько лет его популярность начала стремительно снижаться. Причиной этому послужило сокращение расходов на социальное обеспечение и даже введение налога на тунеядство, спровоцировавшее волну протестов. Тадеуш Гичан, доктор наук и эксперт по Беларуси в Университетском колледже Лондона, рассказал GlobalVoices, что рабочие начали массово терять веру в когда-то крепкий общественный договор:

Lukashenko lost the support of the “ordinary people” after his 2017 tax against “social parasites”. But most importantly, the economy hasn’t been growing since 2010 and there are no government plans to change that. The discontent has been growing for quite some time and erupted right now due to a number of indirect reasons, such as the mishandling of the COVID-19 crisis and the emergence of strong opposition leaders.

Лукашенко утратил поддержку «простых людей» после введения «налога на тунеядство» в 2017 году [прим. пер.: этот налог был принят в 2015 году]. Но самой главной причиной стало то, что экономика фактически не развивалась с 2010 года, и у правительства нет стратегии по выходу из ситуации. Сегодня мы видим, как общественная неудовлетворенность, копившаяся в течение нескольких лет, вылилась наружу. Поводом этому послужили косвенные факторы, такие как непринятие надлежащих мер по урегулированию кризиса COVID-19 и появление на политической арене сильных оппозиционных лидеров.

В отличие от Украины, большинство белорусских крупных фабрик и предприятий не сосредоточены в руках влиятельных олигархов, которые могут беспрепятственно участвовать в гонке за власть. В Беларуси же уполномоченные руководители предприятий подчиняются вышестоящим органам, а в нынешней ситуации – своим подчиненным. Ниже представлен пример подобных требований к руководству, распространяемых работниками гродненской металлообрабатывающей компании «Белкард»:

Прямо сейчас около двухсот рабочих МСП ОАО «Белкард»  (крупный производитель автомобильных компонентов для автомобилей всех типов и модификаций) вышли на территорию предприятия и предъявили следующие требования к руководству: обратиться к местным органам власти и в МВД и потребовать прекращения жестокости, чрезмерного применения силы и необоснованных задержаний со стороны силовиков.

Также работники фабрики настаивают на освобождении задержанных граждан и проведении проверки Генпрокуратурой правильности подсчета голосов по каждому избирательному участку в Гродно.

— Усы Лукашенко, Telegram, 14 августа

Судя по сообщениям СМИ, на сегодняшний день такие требования предъявляют работники крупнейших частных и государственных предприятий. При поддержке независимого профсоюза сотрудники «Гродно Азот» уже разослали похожие письма. Переломным моментом может стать забастовка на Белорусском автомобильном заводе «БелАЗ», одном из крупнейших и самых известных производителей карьерной техники в стране. Ежегодный доход предприятия составляет около 970 млн евро. Его продукция поставляется по всему миру.

Сейчас в социальных сетях распространяются видео, где рабочие в напряженной остановке проводят встречи со своими руководителями и ясно обозначают свою позицию:

В Гродно, Беларусь, городские чиновники встречаются с бастующими рабочими фабрики «Гродно Азот», производящей химические удобрения.

— Кто проголосовал за Лукашенко, поднимите руку.
— Руки поднимают только чиновники.
— Кто проголосовал за Тихановскую, поднимите руку.
— Почти все рабочие.

На этом видео показан протест рабочих «БелАЗа», скандирующих на белорусском языке «Пересчет», имея в виду пересчет голосов избирателей:

Однако активность проявляют не только рабочие промышленности. На одном из самых ярких видеороликов последних дней показано, как сотрудники Белорусской государственной филармонии держат в руках плакаты с надписью «У меня украли голос» и поют:

Сотрудники Белорусской государственной филармонии также присоединяются к забастовке. От звука мурашки по коже.

Пока ситуация в Беларуси накаляется, многие наблюдатели начинают опасаться, что Лукашенко отвратил от себя даже тех представителей оппозиции, которые ранее были расположены к диалогу. Владимир Артюх, украинский исследователь и специалист по трудовым отношениям в Беларуси, недавно написавший о социальной составляющей протестов для openDemocracy, считает, что петиции на имя руководства предприятий могут быть одной из немногих возможных оставшихся форм ведения переговоров:

What I wrote about organised labour as the only agent capable of articulating and pressing clear demands and forcing the authorities to listen, can be illustrated with a video from a meeting of BelAZ plant workers with the mayor of their city that happened today afternoon. Several hundred workers gathered at the plant gate and met with their director and the mayor of Zhodin, who promptly arrived. The conversation was heated but respectful. The mayor looked confused and timid. Workers demanded release of their colleagues and relatives from jails, expulsion of special police force from their city (“Why do we need wages if we are beaten up?”), recounting of votes. They insist their city is safe, they control the situation. The mayor couldn’t make any clear promises, of course, but he agreed to meet with the workers outside of the factory in the evening to discuss their demands. He was cheered with “Thank you!” and “Mayor with the people” chants. The plant never stopped, but after watching the video I am less skeptical about the possibility of a real protracted strike with walkouts. So far this is the only channel through which the protesters can force the authorities into a sort of a dialogue on a local level. If the central authorities cut it, worse for them.

Видео сегодняшней встречи работников предприятия [бел] «БелАЗ» с мэром города доказывает мой тезис о том, что лишь профсоюзы могут выдвигать конкретные требования и заставить правительство пойти на уступки. Несколько сотен рабочих собрались у ворот фабрики, чтобы встретиться со директором предприятия и мэром города Жодино, который появился незамедлительно. Разговор был напряженный, но уважительный. Мэр выглядел сконфуженно и неуверенно. Рабочие потребовали выпустить из тюрьмы своих коллег и родственников, убрать ОМОН из города («Зачем нам зарплата, если мы будем избиты?») и пересчитать голоса. Они настаивают на том, что в их городе безопасно, что они контролируют ситуацию. Мэр, конечно, не смог дать конкретных обещаний, но согласился встретиться с рабочими после окончания рабочего дня, чтобы обсудить их требования. Ему скандировали «Спасибо» и «Мэр с народом». Фабрика не прекращала работу, однако после просмотра видео я не исключаю того, что реальные забастовки будут иметь продолжительный характер. На данный момент это единственный способ подвигнуть власти на проведения диалога на местном уровне. Если центральные органы власти откажутся — им же хуже.

В интервью Global Voices Артюх подчеркнул, что не стоит преувеличивать масштаб забастовок, хоть и отметил, что белорусы сделали беспрецедентный и смелый шаг. Действительно, из-за блокировки интернета во время выборов и последующих протестов было сложно оценить, насколько широко распространилось забастовочное движение. Когда же интернет был восстановлен, стало ясно, что его масштаб колоссален. Если бастующие рабочие смогут воспользоваться средствами национального забастовочного фонда, созданного 13 августа, их ряды могут пополниться.

Тем времен число предприятий, чьи сотрудники выступают в поддержку оппозиции, продолжает расти. Вечером 13 августа забастовку объявили рабочие Минской городской телефонной сети (МГТС).

В качестве пространства борьбы с режимом белорусские предприятия ничуть не хуже улиц и площадей — и, возможно, в будущем они могут сыграть не последнюю роль.

How useful was this post?

Click on a star to rate it!

Average rating 0 / 5. Vote count: 0

No votes so far! Be the first to rate this post.

We are sorry that this post was not useful for you!

Let us improve this post!

Tell us how we can improve this post?

Аватар

Author: Sergey Sodel

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *